Forbers.ru | Наша игра зарабатывает в месяц больше $1 млн

18 марта 2011

Алиса Чумаченко начинала с должности секретаря и создала компанию, выпускающую больше всех игр в России
Режиссер по образованию, Алиса Чумаченко начала карьеру в интернете с позиции секретаря. В 2009 году она создала собственную компанию по производству онлайн-игр Game Insight. Game Insight является совладельцем 13 студий разработки социальных игр, в которых работает более 200 человек, за год существования компания выпустила 27 проектов, в том числе и для социальной сети Facebook.

— В интернет-бизнес я попала почти случайно: так получилось. Я много играла в онлайн-игры и однажды решила, что мне интересно связать с этим свою работу. В 2004 году я пришла в небольшую компанию, которая буквально на кухне делала стартап — игру «Территория». Компания тогда называлась IT-Territory, впоследствии она стала крупнейшей по производству онлайн-игр в Восточной Европе — Astrum Online Entertainment. Когда Astrum в позапрошлом году стала частью Mail. ru, я решила уйти: не хотела работать в большой корпорации и предпочла начать свое дело. Должность пусть и топ-менеджера очень большой компании не соответствовала моим амбициям. Свое — сложнее, свежее, интереснее, и я решилась на стартап.

Социальные игры я выбрала не только потому, что мне нравится играть. Сейчас настоящий взрыв на рынке. Рынок продажи виртуальных товаров в социальных играх во всем мире в середине 2010 года превысил $1 млрд. Российский рынок только-только встает на ноги. В 2009 году, по оценкам экспертов, он был примерно $20–30 млн, на конец 2010 года составляет примерно $130 млн. Кроме того, социальные игры — это хороший вариант для стартапа, такие игры гораздо менее рисковые, затраты на них меньше. В нашем бизнесе все решают тренды, их надо уметь чувствовать и даже предсказывать. Многие вещи в интернете стали популярны, потому что появились в нужное время. Если бы Facebook возник 10 лет назад, возможно, его бы никто не заметил.

Я могу сказать про тренды, которые в данный момент занимают все мои мысли. Во-первых, это недавний запуск AppStore для Macbook, что знаменует собой новую эру в истории цифровой дистрибуции. На играх это отразится в значительной степени. Во-вторых, мы запустили несколько недель назад в AppStore два игровых приложения на iPad с бизнес-моделью микротранзакций. Запуск оказался чрезвычайно успешным и приятно нас удивил. На рынке очень много рассуждений о том, работают ли бизнес-модели с микротранзакциями на этой платформе. Теперь я точно знаю, что работают!

Я создала компанию и теперь просто наблюдаю за ней

В офисе у меня нет кабинета — мне так удобнее: в зависимости от плана на день я могу сесть к продюсерам и провести день с ними, придумывая «фичи» для игр, или пойти в финансовый отдел и совместно решать вопросы. В какой-то момент я поняла, что не руковожу компанией. Да, я ее построила, но теперь просто наблюдаю. Моя задача сейчас скорее наблюдать и контролировать, чем вмешиваться в процессы и управлять. Мне повезло, меня бы не было без моей команды. Я им доверяю и спокойно могу делегировать ответственность. 

В моей работе мне нравится, что я могу играть, потому что это часть моих обязанностей. Я играю много, играю каждый день. Онлайн-игру обязательно должен делать хозяин, человек, заинтересованный в том, чтобы игра принесла деньги. Менеджер не так мотивирован, как владелец. Правда, времени играть на работе, конечно, нет. Приходится иногда делать это ночами. Сегодня, например, легла в 7 утра. Причем играм надо уделять по 3–4 часа. Иногда играешь, потому что «залипла» — невозможно оторваться. Но чаще всего, чтобы разобраться, почему эта игра хорошая, почему она приносит деньги или что надо исправить.

Все мои сотрудники играют, даже секретари

Я настоящая целевая аудитория тех игр, которые делает моя компания. И все сотрудники играют, даже секретари. Как можно продавать продукт, привлекать пользователей, увеличивать стоимость продукта, если не знаешь его? Если человек не интересуется играми, мы не возьмем его на работу. «А какой у вас уровень в «Счастливом фермере?» —спрашиваю я людей, когда принимаю их на работу. 

Наш рынок закрытый, и всем легко говорить, что у них первое место. Разработкой социальных игр занимается примерно 2000 команд — очень много. Примерно у 15 игровых компаний есть подразделения по разработке социальных игр. С точки зрения пользователей мы не самые крупные. Зато ни одна российская компания не выпустила в прошлом году игр больше, чем мы. И у нас больше всего собственных разработок. Наша самая успешная игра в месяц зарабатывает больше миллиона долларов.

То, что меня гложет, — это время. Оно особенно быстро идет в нашем бизнесе. Даже во время интервью я беспокоюсь, что могу упустить что-то: вдруг, пока мы говорим, произошло нечто важное, может, новую технологию изобрели. Поэтому и в бизнесе важно не быть инертным, быстро принимать решения.

Читать оригинал на Forbers.ru